Преображение ученой дамы


Ученые-искусствоведы, сотрудники ведущих музеев, представители органов власти, а также руководство Музея русской иконы в последнее время становятся адресатами недобрых посланий доктора искусствоведения Ирины Леонидовны Бусевой-Давыдовой. Их общим смыслом является дискредитация музея и лично директора Н.В.Задорожного и его заместителя по науке кандидата искусствоведения И.А.Шалиной. Мы можем только предполагать, в чем причина такого поведения известного ученого, которая раньше была нашим коллегой и другом. Мы пробовали объясняться, пробовали судиться – увы, этот поток не остановить. В связи с этим все последующие выпады со стороны И.Л.Бусевой-Давыдовой (по паспорту – Давыдовой И.Л.) мы решили оставлять без ответа, а историю наших взаимоотношений представить на всеобщее обозрение, чтобы любой гражданин мог сделать выводы сам. Эта страничка будет обновляться по мере появления новостей от Ирины Леонидовны.

24 мая 2006 г.

И.Л.Бусева-Давыдова выступает на открытии Музея русской иконы в бизнес-центре «Верейская Плаза»


19 октября 2006 г.

М.Ю.Абрамов, И.А.Шалина и И.Л.Бусева-Давыдова на открытии выставки произведений древнерусского искусства из собрания Музея русской иконы в Академии управления МВД РФ.


Музей русской иконы по рекомендации известного искусствоведа, художника-реставратора высшей категории реставратора В.Д.Сарабьянова приобретает у частного лица в Пскове праздничную икону XVI в. «Преображение». И.Л.Бусева-Давыдова высказывает сомнения в подлинности иконы.


К этому времени существует реставрационный паспорт, составленный раскрывавшим ее реставратором М.И.Владыкиным, сотрудником Псковского художественного музея-заповедника (от сентября 2005), а также несколько научных экспертиз иконы, сделанных в разных организациях и разными исследователями. В частности, экспертиза ВХНРЦ им. И.Э.Грабаря от 2006 г., подписанная реставратором высшей категории, ведущим сотрудником Реставрационных мастерских им. акад. И.Э. Грабаря А.Н.Овчинниковым и М.С.Трубачевой, экспертиза Центрального музея древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева от 2006 г., подписанная доктором искусствоведения, директором музея Г.В.Поповым, реставратором высшей категории, кандидатом искусствоведения О.В.Лелековой и кандидатом физико-математических наук, лучшим отечественным специалистом по технологии письма икон М.М.Наумовой, зав. сектором эеспертизы и комплектования О.С.Никольской. Все они подтверждают высокие художественные достоинства иконы, ее прекрасную сохранность и особое музейное значение.

18 февраля – 19 апреля 2009 г.

Икона «Преображение» демонстрируется на выставке «Шедевры русской иконописи XIV-XVI веков из частных собраний» в ГМИИ имени А.С.Пушкина, организованной Музеем русской иконы.


13 апреля 2009 г.

И.Л.Бусева-Давыдова выступает с докладом на организованном Музеем русской иконы круглом столе, проходящем в рамках выставки «Шедевры русской иконописи XIV-XVI веков из частных собраний» в ГМИИ имени А.С.Пушкина, в котором в очередной раз подвергает сомнению подлинность иконы «Преображение».



18 марта 2011 г.

И.Л.Бусева-Давыдова очередной раз выступает с докладом, сделанным еще на круглом столе в ГМИИ. Теперь – на XVI Научных чтениях, посвященных памяти И.П.Болотцевой в Ярославле. Вновь звучит тот же текст и икона Преображения признается поддельной. В прениях на конференции Н.В.Задорожный предъявил научному сообществу фотографию иконы «Преображение» до реставрации .


6 апреля 2011 г.

Технико-технологическая экспертиза Государственного научно-исследовательского института реставрации подтверждает подлинность иконы «Преображение».

Апрель 2011 г.

В №4 за 2011 год журнала «Антиквариат» выходит статья И.Л.Бусевой-Давыдовой «Роль иконографии в экспертизе произведений иконописи», в которой, в частности, говорится о сходстве иконы «Преображение» из собрания Музея русской иконы и образа 1530-х – 1540-х гг. из Псковского государственного историко архитектурного и художественного музея-заповедника. «Средневековый мастер при всем желании не смог бы повторить образец с фотографической точностью. (…) Заметим, что именно полное совпадение разных произведений позволило в свое время В.М.Тетерятникову выявить ряд фальшивок (или неверно датированных копий XX в.) в коллекции Дж. Ханна.»

Май 2011 г.

В №5 за 2011 год журнала «Антиквариат» опубликована ответная статья И.А.Шалиной и В.В.Баранова «Икона «Преображение» - выдающийся памятник псковского искусства XVI века». «Самое тревожное видится нам в широкой волне «разоблачений», которые исходят, причем с трибуны научных конференций и страниц серьезных научных изданий, - как от ряда специалистов, так и от дилеров, почему-то считающих свое мнение единственно правильным и авторитетным…». В статье предоставлены новые сведения о бытовании иконы до ее поступления в Музей русской иконы: памятник находился в собрании реставратора Псковского музея-заповедника Н.А,Гаврилова, который получил ее еще в конце 1990-х годов в записанном виде от священника храма Покрова в древнем псковском погосте Знахлицы в благодарность за многолетние бескорыстные реставрационные работы в действующей церкви. Также впервые были опубликованы реставрационный паспорт и промежуточные фото памятника в процессе реставрации.

Июнь 2011 г.

В №6 за 2011 год журнала «Антиквариат» выходит опровержение И.Л.Бусевой-Давыдовой «Патина времени, или О достоверности методов современной экспертизы произведений иконописи» на статью И.А.Шалиной и В.В.Баранова: «Господа фальсификаторы, милости просим, несите ваши мастерски сделанные подделки, мы включим их в музейные коллекции и в научные каталоги! И.Шалина уже подала всем пример, поместив в свою статью «Типология древнерусской иконографии святителя Николая Мирликийского XI-XVI веков» стопроцентную подделку «Спас на престоле, с Богоматерью, Св. Николаем Чудотворцем и ангелами». Этот «артефакт» написан в 1970-1980-е годы (…). Удивительно, что нелепая композиция, гусиные шеи ангелов, карикатурные лики, неумело и безграмотно написанные складки одежд не вызвали никаких подозрений у специалиста по псковской иконописи».

Отметим, что в статье И.А.Шалиной икона «Спас на престоле, с Богоматерью, Св.Николаем Чудотворцем и ангелами» приведена лишь в качестве иконографической аналогии и после беседы с раскрывавшим ее реставратором И.Бенчевым (Германия), причем после ее публикации в статье исследователя, размещенной в авторитетнейшем сборнике "«Древнерусское искусство» (Древнерусское искусство. Художественная жизнь Пскова и искусство поздневизантийской эпохи. К 1100-летию основания города. М., 2008), издаваемым Государственным институтом искусствознания. Икона находится в частной коллекции на Западе и другим специалистам не доступна.

14 декабря 2011 г.

В Музее русской иконы непосредственно накануне торжественного открытия новой экспозиции силами ГУУР МВД России и их вологодских коллег без соответствующих документов и актов изымаются десять икон из праздничного цикла по подозрению, что они украдены из Великоустюгского музея-заповедника в 1984 году. Изъятые иконы без обеспечения необходимых норм музейного хранения перевозятся в Вологду. Директор музея-заповедника А.Б.Андреева обращается к И.Л.Бусевой-Давыдовой с просьбой провести экспертизу.

Февраль 2012 г.

Н.В.Задорожный на реставрационном совете в Вологде лично убеждается в принадлежности десяти икон праздничному циклу из Великого Устюга и сразу же заявляет о готовности Музея русской иконы безвозмездно передать их Великоустюжскому музею-заповеднику, отреставрировав их за свой счет. Музей русской иконы предложил провести в своих залах торжественную церемонию передачи. Целью ее должно было стать привлечение внимания к самим произведениям и призыв к отечественным меценатам сплотить силы для возвращения в Россию утраченных в разное время памятников.

19-21 марта 2012 г.

На очередных XVII Научных чтениях в Ярославском художественном музее, посвященных памяти И.П.Болотцевой, И.Л.Бусева-Давыдова обращается к коллегам с предложением подписать составленное по ее инициативе письмо к министру культуры РФ против организации передачи десяти икон праздничного чина Великоустюгскому музею-заповеднику в Музее русской иконы в Москве. Согласно тексту письма, возвращение икон в Вологду стало возможным «благодаря высокопрофессиональной работе наших правоохранительных органов», и «возвращение нашего историко-художественного наследия на родину может и должно стать знаковым событием для культурной жизни именно Вологодского района».

Н.В.Задорожный: «Жаль, что за рамками письма осталась скромная роль Музея русской иконы: мы всего лишь выкупили эти памятники за границей, вернули на Родину, отреставрировали, опубликовали и подготовили для выставления в общедоступной экспозиции».

3 апреля 2012 г.

Заместитель министра культуры РФ А.Е.Бусыгин обращается к губернатору Вологодской области О.А.Кувшинникову с просьбой поддержать инициативу организации передачи десяти икон праздничного цикла сначала в Москве, а потом – в Вологде: «Все десять памятников были приобретены в 2007 году директором Музея русской иконы Н.В.Задорожным в Швейцарии и легально ввезены на территорию РФ».

Начало апреля 2012 г.

М.Ю.Абрамов в телефонном разговоре приглашает И.Л.Бусеву-Давыдову принять участие в церемонии передачи икон в Великий Устюг. И.Л.Бусева-Давыдова отвечает отказом.

17 апреля 2012 г.

Торжественная церемония передачи десяти икон праздничного чина Великоустюгскому музею-заповеднику.


В ходе мероприятия Губернатор Вологодской области О.А.Кувшинников обращается к М.Ю.Абрамову с просьбой выкупить икону 1690 года «Троица Ветхозаветная» кисти Кирилла Уланова, ранее похищенную из музея г. Устюжны (Вологодская область) для последующего возвращения законному владельцу.

Конец апреля 2012 г.

М.Ю.Абрамов в телефонном разговоре сообщает И.Л.Бусевой-Давыдовой о планах выкупить за границей икону «Троица Ветхозаветная» и вернуть ее в музей г. Устюжны.

14 мая 2012 г.

В аэропорту «Домодедово» по подозрению в контрабанде культурных ценностей задержан директор Музея Н.В.Задорожный, возвращавший в Россию икону «Троица Ветхозаветная» кисти Кирилла Уланова 1690 года для безвозмездной передачи в музей г. Устюжны. "Сотрудниками Главного управления угрозыска МВД, ФСБ и российского НЦБ Интерпола было установлено, что некий москвич собирается перевезти в Россию из Германии старинную икону, ранее похищенную из музея в Вологодской области," – сообщила пресс-служба МВД. Инцидент широко освещается в СМИ.

Письмо г-ну Вернеру Бунгерту
Акт приема-передачи
Таможенная декларация
Экспертное заключение

18 мая 2012 г.

И.А.Шалина обратилась к музейной общественности с призывом не оставаться в стороне в сложившейся ситуации и поддержать Музей русской иконы и Н.В.Задорожного: «Кому-то потребовалось превратить благородный и истинно гражданский поступок целого ряда людей в чудовищное по своей безнравственности и публичности шоу».

В поддержку Н.В.Задорожного выступил и.о. Министра культуры РФ А.А. Авдеев: «Икону разыскала общественность. Вопрос о выкупе у добросовестного приобретателя в Германии этого редкого музейного экспоната, похищенного в 1994 году из Устюженского краеведческого музея, и его возвращении на Родину решался Музеем русской иконы по просьбе Департамента культуры Вологодской области и лично губернатора Олега Кувшинникова. (…) Считаю действия руководителя подразделения МВД, организовавшего "псевдозадержание" иконы убогим административным зудом. Такие акции унижают достоинство патриотов, разыскавших икону и собравших средства на ее возвращение. Выражаю признательность губернатору Вологодской области О.А.Кувшинникову, общественности Вологды, меценату и учредителю Михаилу Абрамову и директору Музея иконы Николаю Задорожному».

20 мая 2012 г.

И.Л.Бусева-Давыдова распространяет ответ на обращение И.А.Шалиной. Об иконах, ранее безвозмездно возвращенных в Великоустюгский государственный музей-заповедник: «Эти памятники и опубликованы были в изданиях ЧМРИ с неверной атрибуцией и датировкой, а также с путаницей в названиях сюжетов – или из-за некомпетентности И.А. Шалиной, или для того, чтобы затруднить опознание».
О Н.В.Задорожном: «Он не является сколько-нибудь заметной фигурой, абсолютно не занимается политикой, а торговля иконами нынче не преследуется. (…) Сознаюсь, что личность Н.В. Задорожного мне малосимпатична».
О частных музеях: «Мы должны осознавать опасность существующей ныне тенденции, когда музеями (пусть частными) начинают называть сомнительные собрания, которые формируют, описывают, атрибутируют, каталогизируют, хранят, экспонируют лица, не имеющие достаточной искусствоведческой и музейной квалификации, но при этом цепко блюдущие свои личные коммерческие интересы.»

01 июня 2012 г.

В ИТАР-ТАСС состоялась пресс-конференция, посвященная проблемам процедуры возвращения культурных ценностей в Россию на примере задержания Н.В. Задорожного. Научному сообществу и представителям СМИ были предъявлены все документы, подготовленные Музеем русской иконы совместно с Устюженским музеем, и Министерством культуры РФ и Департаментом культуры Вологодской области, таможенные документы, в том числе декларация. Замначальника таможенного поста в аэропорту "Домодедово" Рудольф Зимин, выступивший на пресс-конференции, отметил, что "ввоз осуществлялся строго в соответствии с действующим законодательством".


11 июля 2012 г.

Следователем Следственного управления УМВД по Вологодской области вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Н.В.Задорожного: «В действиях Задорожного Н.В. отсутствуют признаки преступления».

Весна – зима 2012 г.

И.Л.Бусева-Давыдова выступает на целом ряде научных конференций с одним и тем же текстом доклада, каждый раз названного по-новому, об идентификации икон, украденных из церкви Димитрия Солунского в Дымковской слободе: на Лазаревских чтениях в МГУ, на XVII научных чтениях памяти И.П. Болотцевой в Ярославском художественном музее, на научной конференции «История и культура Великого Устюга», посвящённой 865-летнему юбилею города Великий Устюг, на международной научной конф. «Византия и Древняя Русь. Культурное наследие и современность. К 75-летию со дня рождения профессора В.Д. Лихачевой» в Академии художеств в Петербурге. Тот же текст доклада предоставлен для конференций «Экспертиза и атрибуция» в Третьяковскую галерею.

01 ноября 2012 г.

Н.В.Задорожный и И.А.Шалина подают иск к И.А.Бусевой-Давыдовой о защите чести, достоинства и деловой репутации.

24 декабря 2012 г.

Представители И.Л.Бусевой-Давыдовой подали возражения на иск, решив не настаивать на правдивости ее высказываний: «Указанные в иске высказывания ответчика представляют собой выражения его (ответчика) субъективного мнения и взгляда, что в силу пункта 9 Постановления Пленума не является предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ»

Январь 2013 г.

В архивах Русского музея обнаружены материалы экспедиции 1960 года по обследованию псковских храмов с черно-белой фотографией иконы «Преображение» и ее описанием.

04 февраля, 29 марта 2013 г.

Суд дважды отказался назначить лингвистическую экспертизу посланий И.Л.Бусевой-Давыдовой.
В первый раз суд сделал ссылку на некую «преждевременность» заявленного ходатайства, хотя в законе такого основания не имеется.

Во второй раз суд ограничился не мотивированной по существу формулировкой и отказал истцам в назначении лингвистической экспертизы, так как «не находит правовых оснований».

Н.В.Задорожный: «К сожалению, мы не смогли доказать суду, что сообщения, разосланные И.Л.Бусевой-Давыдовой, являются клеветническими утверждениями, а не просто частным мнением. При принятии решения суд даже отказался от лингвистической экспертизы: видимо, филологическая подготовка наших судей действительно находится на высочайшем уровне».

29 марта 2013 г.

И.Л.Бусева-Давыдова дает показания на судебном заседании. О беседе с М.Ю.Абрамовым: «Я прямо ему сказала: «Мы, музейное сообщество, обеспокоены тем, как бы эти иконы не остались у вас на экспонировании в вашем музее».

Никулинский районный суд отказал Н.В.Задорожному и И.А.Шалиной в удовлетворении иска: «Предположение ответчика, о том, что мерой наказания Задорожному Н.В. может быть штраф, с учетом интервью с заместителем начальника пресс-службы Главного управления уголовного розыска МВД России Мезинова И., также, по мнению суда, являются личным, субъективным мнением ответчика, не унижает честь и достоинство Задорожного Н.В. и не наносит ущерб деловой репутации»

18 июня 2013 г.

Московский городской суд при рассмотрении апелляционной жалобы Н.В.Задорожного и И.А.Шалиной вновь отказал в назначении лингвистической экспертизы, не вынося мотивированного определения вовсе, а также отклонил саму апелляционную жалобу.
Н.В.Задорожный: В традициях русского дворянства для того, чтобы защититься от бесчестья и оскорбления, нанесенного дерзким лжецом, был один выход – вызов на дуэль. И вне зависимости от исхода честь дамы или твоя собственная были спасены. На данный момент суды признали оскорбления и клевету в наш адрес со стороны Ирины Леонидовны, не разбирая их по существу, ее «личным, субъективным мнением», на которое каждый имеет право. Что ж, пусть это останется на ее совести».

12 сентября 2013 г.

В Музее русской иконы открылась выставка «Дымковские праздники», на который представлен праздничный чин из собрания Великоустюгского государственного музея-заповедника в полном составе, включая 10 икон, возвращенных М.Ю.Абрамовым. Впервые государственный музей передал свои экспонаты частному для временной выставки.


За три часа до открытия выставки И.Л.Бусева-Давыдова разослала многим музейным сотрудникам и коллекционерам свое очередное письмо:

“Очевидно, для того чтобы хоть как-то компенсировать репутационные потери, М.Ю. Абрамов сумел убедить губернатора Вологодской области выдать в ЧУК МРИ все 30 икон из церкви Димитрия Солунского в Дымковской слободе для экспонирования в течение двух месяцев – с 13 сентября по 12 ноября 2013 г. Советую всем воспользоваться возможностью познакомиться с этими оригинальнейшими памятниками, но при этом быть готовыми поддержать Великоустюгский музей, если возвращение икон с выставки не произойдет в указанный срок.”

“… целью моего письма было не раздувание скандала, а предостережение коллег от конфронтации с правоохранительными органами“.

“они [иконы из Великого Устюга] являлись личной собственностью Н.В. Задорожного и И.А. Шалиной как его супруги. Мне кажется, данный факт объясняет многое из событий, происходивших вокруг этих памятников. В том числе он может пролить свет на обстоятельства их кражи и переправки за рубеж в 1984 г.

“если бы не оперативные действия сотрудников правоохранительных органов, то шедевр Кирилла Уланова мог бы и не вернуться в Устюженский музей.”

“Я уверена, что запланированная надо мной расправа должна была послужить посланием всему музейно-искусствоведческому сообществу: руки прочь от частного Музея русской иконы!”

“На стороне моих противников выступили отдельные не самые лучшие представители нашей профессии, в основном связанные с МРИ коммерческими интересами.”

21 сентября 2013 г.

Ответчик И.Л.Бусева-Давыдова пишет жалобу на адвокатов истцов Н.В.Задорожного и И.А.Шалиной: «Оба адвоката в ходе процесса вели себя агрессивно, выдвигали в мой адрес нелепые обвинения, позволяли себе строить догадки относительно моего финансового положения».
Адвокат Олег Набатов: «Граждане не осведомлены, что одна сторона не вправе жаловаться на адвокатов другой стороны. Вероятно, это своего рода месть нам за то, что нам удалось вытащить на поверхность некоторые неприглядные аспекты яростной «борьбы за чистоту науки».

11 октября 2013 г.

Представители центральных государственных музеев России обратились к общественности с целью защиты и чести и профессиональной репутации И.А.Шалиной и Н.В.Задорожного от нападок И.Л.Бусевой-Давыдовой, а также подтверждения высокого признания их деятельности по устроению Музея русской иконы: «Самое неприятное во всех публикациях Бусевой-Давыдовой относительно Задорожного и Шалиной – их тон. Он складывается из намеков, недоговоренностей, призванных во что бы то ни стало очернить человека, который не нравится автору».

18 ноября 2013 г.

И.Л.Бусева-Давыдова пишет письмо основателю Музея русской иконы М.Ю.Абрамову: «Адвокатом Вам был задан вопрос: «Если суд установит, что Бусева-Давыдова права, Вы уволите Задорожного?» Вы ответили: «С должности директора точно сниму» (…) Вы или не осведомлены о результатах судебного разбирательства (…), или не исполняете собственного обещания, данного под протокол. (…) Благодаря судебным решениям Вы теперь имеете официальное подтверждение, что эта пара Вашего доверия не оправдала.»

Н.В.Задорожный: «Попытка выдать признание судом всех оскорблений со стороны Ирины Леонидовны ее «личным, субъективным мнением» за признание ее правоты вполне соответствует уровню, до которого она, известный ученый, опустилась в противостоянии с нашим музеем. На самом деле достоверность фактов, которые, по ее «субъективному мнению», имели место, суд не то что не подтвердил, а, к сожалению, даже отказался проверить».

10 июля 2014 г.

М.А.Бусев (доверенное лицо И.Л.Бусевой-Давыдовой) направил уведомление Н.В.Задорожному о том, что И.Л.Давыдова обратилась в суд о взыскании компенсации судебных расходов по делу (о защите чести, достоинства и деловой репутации). В тексте уведомления также утверждается, что это заявление уже удовлетворено судом и приложен текст определения.

Н.В.Задорожный: «Взыскание судебных издержек – это, конечно, нормальная практика. Однако очень странно получать уведомление о подаче в суд одновременно с решением этого суда. Нас очень легко найти, все адреса известны, но никаких приглашений в суд мы не получали. Сейчас с этим разбираются наши адвокаты».

6 августа 2014 г.

На этот раз для порочащих Музей выступлений И.Л. Бусевой-Давыдовой была найдена свежая площадка, «Новая Газета», и новый союзник, журналистка Е.В. Масюк, фактически никогда ранее о вопросах искусства не писавшая, да и в Музее русской иконы никогда не заглядывавшая.

Е.В. Масюк является обозревателем «Новой Газеты», но по совместительству – соседкой по даче директора Музея – Н.В. Задорожного. К сожалению, отношения у соседей не сложились еще в 2006 году, когда Н.В. Задорожный запретил Е.В. Масюк незаконную вырубку леса для строительства дополнительной дороги к её участку. Вступив в бытовой конфликт, Масюк не нашла ничего лучшего, как воспользоваться служебным положением – и найти далеко не лучшее применение страницам до сих пор уважаемой газеты. В итоге был предоставлен материал, порочащий Музей и его сотрудников, но, прежде всего, честь и достоинство самих авторов.

Очевидно, что эмоциональный накал и нескрываемое ощущение острой неприязни помешали инициаторам «расследования» прибегнуть к элементарной аргументации и проверке фактов; в подаче материала были допущены явные ошибки (или сознательные искажения) событий, их последовательности, даже в датировках икон. Мы, естественно, не будем комментировать это «интервью», в котором нет и слова правды, достаточно предоставить читателям возможность самим ознакомиться c ее содержанием, языком, «стилем», логикой, построением и аргументацией.

Выход «расследования» на страницах доселе уважаемого издания вызвал всплеск искреннего негодования и возмущения со стороны научного сообщества и деятелей культуры. В защиту доброго имени Музея русской иконы выступили ведущие сотрудники и представители музейного сообщества, коллекционеры, журналисты, деятели культуры. В их числе:

А.Б. Андреева – директор Великоустюгского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника
Г.Б. Андреева – лауреат Государственной премии РФ, Член Президиума ИКОМ (Международный совет музеев при ЮНЕСКО) России.
А.А. Анучкина – директор государственного бюджетного учреждения культуры Владимирской области «Муромский историко-художественный музей».
В. Большакова – искусствовед, византинист, аспирант Университета в Афинах.
С.Н. Воробьев – член Союза художников России, реставратор, коллекционер.
Г. Геров – доктор искусствоведения, старший научный сотрудник Новгородского государственного объединенного музея-заповедника.
Д.Г. Гутов – художник, основатель «Института Лифшица».
Л.М. Евсеева – кандидат искусствоведения, зав. научно-исследовательским отделом Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева.
Ю.В. Зайцев – заместитель руководителя, начальник экспертно-разрешительного отдела Управления Минкультуры России по ЦФО.
А.В. Ильин – коллекционер, г. Ярославль.
Л.И. Иовлева – действительный член Российской академии художеств, заслуженный деятель искусств Российской Федерации, помощник генерального директора Третьяковской галереи по научной работе.
Н.С. Каровская – директор Государственного музея-заповедника «Ростовский кремль».
О.В. Костина – кандидат искусствоведения, главный редактор журнала «Русское искусство»
И.А. Кочетков – кандидат искусствоведения, ведущий научный сотрудник отдела древнерусского искусства Государственной Третьяковской галереи.
А.Д. Липницкий – музыкант, тележурналист, коллекционер.
Л.И. Лифшиц – доктор искусствоведения, заслуженный деятель искусств, заведующий сектором древнерусского искусства Государственного института искусствознания Министерства культуры РФ.
В.М. Момот – член Союза художников, реставратор, коллекционер.
О. Набатов – адвокат, старший партнёр Адвокатского бюро «Моисеев, Набатов и Партнёры».
Б.И. Ноткин – телеведущий, член Российской академии телевидения, руководитель и ведущий программы «Приглашает Борис Ноткин» на телеканале ТВЦ.
В.А. Осиповский – начальник Департамента культуры, туризма и охраны объектов культурного наследия Вологодской области.
А.Л. Расторгуев – кандидат искусствоведения, доцент, сотрудник кафедры всеобщей истории искусства Исторического факультета МГУ.
А.А. Рыбаков – доктор искусствоведения, профессор, заслуженный деятель искусств РФ, ведущий научный сотрудник Вологодского филиала Всероссийского художественного научно-реставрационного центра имени академика И.Э. Грабаря.
Т.Е. Самойлова – хранитель фонда иконописи, старший научный сотрудник Музеев Московского Кремля.
Сергей П. – оперуполномоченный, упомянутый Бусевой-Давыдовой в статье Елены Масюк.
Л.П. Тарасенко – кандидат искусствоведения, Зав. отделом древнерусской живописи Исторического музея.
С.А. Ходорковский – коллекционер, арт-дилер.
Т.Ю. Царевская – доктор искусствоведения, ведущий научный сотрудник Государственного института искусствознания Министерства культуры РФ, зам. директора по научной работе Новгородского государственного объединенного музея-заповедника.
Н.Н. Шередега – заведующая отделом древнерусского искусства Государственной Третьяковской Галереи.

В связи с этим ярко проявилась и «принципиальная» позиция «Новой газеты». Осознав профессиональный промах в публикации непроверенных фактов, главный редактор газеты – Д.А. Муратов даже не подумал извиниться. Получив десятки писем от уважаемых во всех мире членов музейного сообщества и деятелей культуры, г-н Муратов сообщил, что отправляет эти письма в СПАМ… Пообещав разместить наш ответ в Новой газете, спустя несколько дней отказал в этом, ссылаясь на слишком критические комментарии под статьей! Отдельные комментарии, проливающие свет на причины появления статьи, были удалены. Печально видеть, как редакция издания, претендующего на объективную оценку и, тем более, на либеральную направленность, демонстрирует безапелляционное неприятие какой-либо критики в свой адрес и методы борьбы с подобной критикой, хорошо знакомые по нашему советскому прошлому.

Кстати говоря, в связи с чередой открытых обращений в защиту нашего Музея нельзя не вспомнить слова И.Л. Бусевой-Давыдовой из открытого письма от 12 сентября 2013 г.: «На стороне моих противников выступили отдельные не самые лучшие представители нашей профессии, в основном связанные с МРИ коммерческими интересами». Интересно было бы узнать, какая именно материальная или доказательная база позволила дипломированному искусствоведу подобным образом отзываться о своих коллегах, многие из которых являются столь же заслуженными и признанными специалистами по древнерусскому искусству, как и автор вышеуказанного письма. На наш взгляд, подобные слова Бусевой-Давыдовой невозможно оценить иначе, как «безысходная клевета» и сознательное оскорбление, огульно брошенное музейному сообществу как таковому.

Мы очень ценим позицию всех тех, кто мужественно отказался промолчать и возвысил свой голос в защиту нашего Музея и искренне благодарны за поддержку. Думаем, что все, кому известно что-либо о жизни и деятельности Музея русской иконы, смогут дать достойную и честную оценку всему произошедшему. Заверяем, что «скорбные послания», подобные «расследованию», опубликованному Новой Газетой, никак не скажутся на жизни, деятельности, планах и принципиальной позиции нашего Музея. На Гончарной улице силами и средствами основателя Музея и его сотрудников по-прежнему идет работа по сохранению, изучению, реставрации и экспонированию выдающихся произведений древнерусского, греческого, эфиопского искусства. Благодаря известной позиции основателя Музея – мецената М.Ю. Абрамова, доступ к этим памятникам открыт и бесплатен для всех желающих. В теснейшем сотрудничестве с государственными органами и международным музейным сообществом Музей русской иконы будет продолжать работу по поиску, атрибуции и возвращении в Россию некогда вывезенных памятников. Приходите и знайте, мы всегда вам рады.

27 августа 2014 г.

На страницах «Московского Комсомольца» (от 27 августа 2014 г.; стр. 6) опубликовано открытое письмо к главному редактору Новой Газеты, где приведены выдержки из обращений музейных работников и деятелей культуры в защиту Музея русской иконы

28 августа 2014 г.

Так называемому «расследованию» Е.В. Масюк посвящена и аналитическая статья Н. Чепихиной, вышедшая в последнем номере издания «Аргументы недели» (от 28 августа 2014 г.).

11 сентября 2014 г.

Статью в «Новой газете» прокомментировал В.Д. Сарабьянов - реставратор высшей квалификации, кандидат искусствоведения, главный искусствовед Межобластного Научно-реставрационного художественного управления Министерства культуры РФ, старший научный сотрудник Государственного института искусствознания МК РФ, доцент кафедры ИТХИ ФЦХ ПСТГУ, член патриаршего совета по культуре. В № 34 (426) от 11 сентября 2014 в «Аргументах Недели» вышла статья «Много шума из ничего». Владимир Дмитриевич Сарабьянов о положении Музея русской иконы, о непрекращающемся потоке абсурдных обвинений со стороны доктора искусствоведения И.Л. Бусевой-Давыдовой, и о защите доброго имени МРИ со стороны научного и музейного сообщества.

15 марта 2015 г.

В связи с решением Общественной коллегии по жалобам на прессу, принятым по итогам рассмотрения жалобы Частного учреждения культуры "Музей русской иконы" на "Новую Газету" (Решение №115 от 17 декабря 2015 г.), директор Музея русской иконы Н.В. Задорожный направил членм коллегии открытое письмо, выражая в нем свою позицию по поводу принятого решения, и впечатления от самого хода рассмотрения и действий коллегии.