Образ преподобного Антония Римлянина

20 апреля, 2011
Во 2-ом номере журнала «Русское искусство» вышла статья Анны Иванниковой «Образ преподобного Антония Римлянина из собрания Музея русской иконы»

Традиционно отсчет «итальянского» периода в русском средневековом искусстве принято вести с конца XV столетия, когда в Москву приезжают первые итальянские мастера и зодчие, оказавшие большое влияние на развитие русской архитектуры. Однако интерес к итальянскому наследию, равно как и идея преемственности по отношению к «вечному городу» – Риму – существовали на Руси с давних времен, о чем свидетельствует такой ореол вокруг личности одного из первых новгородских святых XII века – преподобного Антония, прозванного Римлянином. До наших дней дошло не так много икон с изображением новгородского чудотворца, причем одна из самых ранних принадлежит Музею русской иконы.

Икона «Преподобный Антоний Римлянин». Конец XVI века. Новгород. Легендарное предание, основанное на тексте жития святого, сохранившемся в списках второй половины XVI века, гласит, что преподобный родился в 1067 году в Риме в христианской семье. После смерти родителей святой раздал часть наследства нищим, а другую вложил в деревянную бочку и пустил ее в море, сам же принял постриг в одном из пустынных скитов, где провел двадцать лет в посте и молитве. Во время гонений на православных христиан в Италии чудотворец вынужден был покинуть монастырь и укрыться на пустынном берегу моря. Он избрал для своего подвижничества самый большой скальный камень, на котором целый год прожил в посте и молитве. Разыгравшаяся страшная буря сорвала камень и вместе с преподобным понесла его в море. 8 сентября 1106 года, под праздник Рождества Богородицы, святой Антоний причалил к берегу реки Волхов в районе села Волховское. По благословению новгородского епископа Никиты на этом месте он основал монастырь, истратив для строительства обители часть наследства из бочки, чудом найденной рыбаками.

По мнению некоторых исследователей, в действительности личность святого Антония могла быть связана с миссионерской деятельностью подвижников, присланных из Киева для монастырского освоения новгородских земель и введения общежительного устава . В свою очередь прозвище «римлянин» может свидетельствовать о том, что чудотворец был выходцем из стран православного мира, возможно, Греции. Косвенным подтверждением связи с Киевом Антония Римлянина является факт поставления святого в игумены лишь спустя 25 лет после основания обители, в 1131 году, после прихода на новгородскую кафедру епископа Нифонта, выходца из Киево-Печерской лавры. По всей видимости, предыдущий новгородский владыка, Иоанн Попьян, мог претендовать на независимость Новгорода от Киева и не желал видеть Антония в сане игумена основанного им монастыря.

Чужеземное происхождение преподобного и полулегендарный характер самого текста сказания вызывают большие сомнения в их истинности. Тем более, что до середины XVI века римское происхождение Антония нигде не упоминалось. Вполне вероятно, что предание о его путешествии из Рима в Новгород складывается под знаком укрепления внешнеполитических великодержавных интересов светской и духовной идеологии Московского государства. На фоне прокатолической ориентации многих стран христианского мира и, в особенности, после подписания Брестской унии в 1596 году, фигура святого Антония, покинувшего Рим и оказавшегося в Новгороде, стала своеобразным оплотом сопротивления католичеству и знаком будущих побед православия.

В связи с описанными событиями в конце XVI столетия возникает целый ряд сказаний о наследовании «римских» святынь, приобретающих отныне не только общерусское, но и общехристианское почитание. Одним из них стала легенда камне, на котором якобы приплыл святой Антоний. Чудесное обретение реликвии на берегу Волхова произошло в середине XVI века. По велению игумена обители Вениамина камень перенесли в Антониев монастырь и вмонтировали в стену собора. В это время на этом камне появилось первое изображение преподобного Антония, держащего в руках модель Рождественского собора и подносящего его Богоматери с Младенцем. Почитание святого и обретенной реликвии привело к возникновению первых икон, повторяющих этот образ. Их число значительно увеличивается в связи с канонизацией преподобного Антония в 1597 году. К числу самых ранних примеров как раз относится памятник из коллекции Музея русской иконы.

Публикуемый образ представляет собой один из традиционных вариантов ктиторского портрета: основное внимание уделено представленному в рост преподобному Антонию, преподносящему Богородице с Младенцем деяние всей жизни – храм, посвященный празднику Рождества Пречистой Девы. Образ из коллекции Музея русской иконы принадлежит к целой группе памятников (конца XVI века из Государственного Эрмитажа, середины XVII века из коллекции музея города Реклингхаузен в Германии и XVII века из Покровского собора)  с характерной лаконичной трактовкой внешнего облика монастыря, который по обычаю изображается с запада, со стороны реки. Действие разворачивается на фоне скромной бревенчатой монастырской стены, отмеченной посередине внушительными по размеру Святыми вратами. В отличие от большинства сохранившихся изображений святого Антония с условной моделью обители в руках, архитектурные особенности главного монастырского собора переданы здесь с достаточной долей достоверности: и общий облик храма с трехчастным делением фасада, увенчанного двумя золотыми куполами и кровлей с тремя щипцами (результат перестройки 1580-х годов), и особо выделенная круглая лестничная башня, примыкающая к собору с северо-западной стороны.

Необычной деталью, встречающейся на некоторых иконах рассматриваемого типа, является изображение свитка, из которого словно вырастает храм , что можно истолковать как воплощение обета о строительстве обители, данного святым Антонием, который с благоговением протягивает Небесной Владычице свое приношение – зримый явленный образ собора. В нашем случае чудотворец держит в руках не свиток, а архитектурное основание собора, однако слова благодарственной молитвы во исполнение его обещания наглядно воспроизведены в надписи, непосредственно расположенной над моделью храма. Важно отметить, что подобный текст появляется лишь однажды, причем на иконе другого извода (образ конца XVI века из Государственного Исторического музея ), где главное внимание уделено не образу самого святого, а деянию всей его жизни – прославленному монастырю.

Создание публикуемого памятника можно уверенно связывать с годуновским временем, с характерным стремлением к детализации форм, удлиненности вытянутых фигур, невысокому, но четко моделированному рельефу личнóго, а также сосредоточенности, отрешенности и созерцательности хрупкого образа, предвосхитивших особенности строгановского искусства начала XVII столетия. Плотная живопись и колорит, построенный на сочетании приглушенных землистых оттенков охристых, коричневых, оливково-зеленых, неярких красных и глубоких синих цветов, также типичны для конца XVI века. Сложная рельефная разделка личнóго, написанного желтоватой охрой с постепенными мягкими высветлениями и светлыми движками, завершающими лепку формы, миниатюрность и изящество его исполнения контрастируют с несколько упрощенным и обобщенным рисунком одежд, жесткими складками и общим силуэтом статичной выпрямленной фигуры. Художественные особенности памятника – композиционные соотношения фигуры и фона, насыщенный, но сдержанный и неяркий колорит, лаконичность точного рисунка и даже отдельные детали (характер написания облачков небесного сегмента, рук, прочерченных тонкими белильными линиями, условность складок на коленях) – имеют многочисленные аналоги в новгородской иконописи последней четверти XVI столетия.