Памятники псковской живописи в собрании Частного музея русской иконы

23 декабря, 2008
В 4-ом номере журнала «Русское искусство» вышла статья Ирины Шалиной «Памятники псковской живописи в собрании Частного музея русской иконы»

Иконопись средневекового Пскова - одно из самых ярких и самобытных явлений в истории древнерусского искусства. Пути формирования псковской школы оставляют нерешенных вопросов много больше, чем других иконописных центров. Обладающие неповторимым, ни на что не похожим художественным стилем, псковские иконы отличают - вплоть до XVIII века - особая образность и духовное содержание. Буквально все живописно-композиционные принципы и приемы письма получают здесь оригинальные и яркие, на протяжении многих веков легко узнаваемые черты. Редкая по сочетаниям цветовая палитра, варьировавшая одни и те же краски, строилась на контрасте псковской червлени (красно-оранжевого пигмента), коричневых и густых малахитовых оттенков зеленых и светящегося желтого аурипигмента. Такая система аскетичного по своей природе колорита позволяла создавать напряженную и эмоционально возвышенную атмосферу молитвенной сосредоточенности. Ни один из живописных центров Древней Руси не применял так широко золотой ассист, лежащий по поверхностям одеяний и архитектуры, пронизывающий божественным светом почти каждую из псковских икон. Отличались местные мастера и пристрастием к особому декору, варьирующему орнамент из крупных «жемчуюв» и зелено-красных «драгоценных камней» на позументах и крышках Евангелий. Веками отработанный характер личного письма отличался коричневатым оттенком санкиря и темной карнацией, яркими вспышками белильных бликов, отмечающих световые потоки на ликах, погруженных либо в состояние мистического экстаза, напряженного всматривания, вслушивания, либо молитвенного предстояния. Почти каждая псковская икона - это пример уникального иконографического решения, композиционного своеобразия или обращения к неизвестному литературному источнику. Интеллектуальное мудрствование псковичей снискало им славу законодателей иконографических новшеств в древнерусском искусстве. Особенно остро своеобразие псковского искусства воспринимается на фоне политической религиозной истории самого Пскова, на протяжении многих веков во многом зависевшего от своего «старшего брата» - Великого Новгорода, вплоть до XIV века составлявшего с ним одно княжество и 1589 года подчинявшегося новгородскому владыке. Однако трудно представить себе две столь не похожие друг на друга живописные культуры, как новгородская и псковская.

Примечательно, но в среде собирателей русской иконы ХlХ и начала XX века такого понятия, как «псковские письма», не существовало, и по сравнению неизменным желанием знатоков иконописи иметь у себя образа новгородского, московского или строгановского пошиба произведения Пскова не привлекали их внимания. Это было связано с тем, что подлинное открытие псковской иконы произошло много позже, в 1920-х годах, когда началось планомерное обследование церквей Пскова и реставрация памятников. Лучшие из них были увезены в Москву, другие оказались в местном художественном музее. Большое число икон безвозвратно погибло сначала в годы советской власти, потом во время Великой Отечественной войны.

Икона "Омовение ног", из праздничного чина. 1530-е годы. ПсковИкона "Сошествие во ад", из праздничного чина. 1530-е годы. ПсковТолько в 1960-70-х годах псковское искусство снискало любовь в среде коллекционеров и собирателей, многие из которых были художниками. Заветной мечтой коллекционеров стало найти или приобрести древний псковский образ. Художественный уровень иконных коллекций часто определялся по числу и характеру представленных в них псковских икон служивших гордостью собирателей. Малое дошедших до нашего времени произведений древнего Пскова лишь увеличивало ценность таких приобретений. Вот почему появление в Частном музее русской иконы сразу нескольких псковских икон XVI века, до сих пор не известных даже узкому кругу специалистов, справедливо рассматривается ее владельцем как настоящая удача собирателя. Шедеврами музейного собрания являются три иконы, некогда входившие в праздничные ряды двух крупнейших псковских храмов и, судя по высокому уровню, исполненные лучшими городскими мастерами. Причем два праздника – «Омовение ног» и «Сошествие во ад» - происходят из одного иконостаса - факт редкий даже для больших государственных собраний. По стилю и времени создания эти иконы находят немало аналогий среди известных праздничных рядов первой половины XVI века из Псковского музея. В это время Псков переживает подлинный расцвет художественной жизни, в 1520-30-е годы возводятся десятки новых храмов, украшенных многоярусными иконостасами. Формирустся особая «праздничная» иконография одноименных образов. Обе иконы органично вписываются в искусство этого периода, отличающегося плавностью вытянутых силуэтов, особым звучанием колорита, щемящей выразительностью и задушевной трогательностью образов.   

Икона "Преображение", из праздничного чина. 1540-е годы. ПсковНесколько иному, более официальному и торжественному варианту стиля, сформировавшегося во Пскове во второй четверти XVI столетия, принадлежит и новый праздничный образ «Преображения». Отточенность линии, чистота и яркость цвета и менее эмоциональные, отстраненные, даже чуть холодноватые образы свидетельствуют о принадлежности иконы одному из лучших храмовых ансамблей города. Стиль и иконография образа также находят свои аналогии среди дошедших до нас памятников, особенно близки они одноименному образу из праздничного ряда церкви Николы Любятовского монастыря (Псковский музей).

Икона «Богоматерь Одигитрия, с праздниками» из местного ряда иконостаса. Третья четверть XVI в. Псков. Четвертая из вновь приобретенных икон отличается редким содержанием. Это большой храмовый образ Богоматери Одигитрии, некогда украшавший нижний - местный ярус одного из иконостасов и датируемый третьей четвертью XVI века. Центральное изображение окружено широкой рамой с двенадцатью клеймами Богородичных праздников. Композиция восходит к иконографии житийных образов Богоматери, получившей распространение в первой половине столетия, но отличается редким своеобразием содержания. Помимо эпизодов протоевангсльского цикла - детства Марии и евангельских сцен, здесь представлены все значительные праздники в честь Богородицы - Собор, Похвала и Покров Богоматери, Успение, Положение ризы и пояса во Влахернах. Необычная последовательность сюжетов свидетельствует об особых условиях заказа иконы, явно написанной по какому-то важному случаю. Появление сразу нескольких новых памятников иконописи Пскова - настоящее событие для любителей и знатоков древнерусского искусства. Это, безусловно, накладывает на музей особые обязательства как в области изучения, так и в публикации этих
памятников.