Частное коллекционирование как общественная миссия

17 января, 2011
В 1-ом номере журнала «Русское искусство» вышла статья Ирины Шалиной «Частное коллекционирование как общественная миссия. Открытие Музея русской иконы»

Одна из самых блестящих страниц в истории русского художественного наследия − создание во второй половине XIX − первой трети XX столетия огромного числа различных музеев, множественностью, разнообразием и богатством которых Россия прославилась на весь мир. Явление это − происходило ли оно в эпоху культурного «взрыва» на рубеже XIX−XX веков, когда заслуга в открытии музеев принадлежала не столько государству, сколько частному собирательству; или в годы драматических коллизий, переворотов, революций − всегда отражало очевидное стремление самых благородных представителей своего времени сохранять, изучать и популяризировать отечественное наследие истории и культуры. Очевидно, что без активной помощи и поддержки государства такая деятельность была по плечу немногим – только крупным коллекционерам и меценатам, но и эти – частные – музеи по прошествии времени обычно становились государственными.

Примечательно, что на вторую половину XX века, если не считать музеев-заповедников деревянного зодчества и краеведческих собраний, приходится совсем немного новых музеев древнего искусства. Самым крупным из них стал Музей древнерусского искусства имени Андрея Рублева, основанный в 1947 году в Москве и, казалось бы, завершивший процесс создания основных хранилищ отечественного художественного наследия. В последние годы для их появления остается все меньше оснований, учитывая сложившуюся катастрофическую ситуацию в культурной политике России. Целый ряд необдуманных, по сути дела, противокультурных решений и принятых законов ставят под угрозу само существование государственных хранилищ древнерусского искусства, подрывают высокий авторитет музейных работников, предают забвению память о целом поколении российских деятелей культуры, положивших свои жизни на алтарь спасения памятников и создания для них достойных условий хранения и изучения. На фоне этих перипетий истории, как обычно, больно ударяющих именно по отечественной культуре и нашему наследию, неожиданным и безгранично радостным событием предстает открытие в Москве музея древнерусского искусства, основанного и собранного частным лицом. 25 января 2011 года широко распахнулись двери нового, специально оборудованного для экспонирования и хранения икон здания в районе Таганки, на Гончарной улице.

История частных музеев древнерусского искусства восходит еще к первой половине XIX века, когда в Москве один за другим появились знаменитые древлехранилища памятников иконописи и церковной старины М.П. Погодина и П.Ф. Коробанова. Однако их подлинный расцвет приходится на начало XX столетия, когда реставрация икон приводит к открытию иконописи как искусства живописи, и она начинает рассматриваться в ряду величайших явлений мировой художественной культуры. Важнейшую роль в этом сыграли коллекционеры: Н.П. Лихачев в Петербурге, владелец самого обширного в стране собрания иконописи, купец С.П. Рябушинский и художник И.С. Остроухов в Москве, создавшие в 1909 году в своих домах первые открытые музеи. Успех в создании вышеназванных коллекций был определен счастливым сочетанием таких качеств их владельцев, как тонкое эстетическое чутье и страсть к собирательству, глубокий научный интерес к предмету этой страсти и финансовые возможности. Известно, что без этих условий никогда бы не осуществилось музейное дело – с одной стороны, один из самых бескорыстных общественных проектов, но с другой – требующий огромных вложений и заботы.

Казалось бы, устойчивый в последние два десятилетия рост частного собирательства иконописи, небывалый расцвет и широкие масштабы которого со всей очевидностью повторяют ситуацию рубежа XIX−XX веков, должен был привести к сложению новых собственных музеев. Однако этого не происходит, несмотря на то, что почти каждый из владельцев иконных собраний заявляет о своем намерении их создать. Исключение составляет собрание поздней старообрядческой иконописи XVIII–XIX веков Е.В. Ройзмана в Екатеринбурге, которое легло в основу музея «Невьянская икона», открытого в 1999 году в специально отведенном для него помещении.

Вторым частным музеем, и до сих пор единственным в России собранием древнерусской иконописи, является музей, созданный по инициативе и на средства предпринимателя и мецената Михаила Юрьевича Абрамова. Официально открытый в мае 2006 года в залах одного из московских бизнес-центров «Верейская плаза», Музей русской иконы получил широкую известность в научных и общественных кругах благодаря осуществлению целого ряда художественных проектов и выставок. Даже по сравнению с музеем «Невьянская икона» это очень молодое начинание, однако, судя по темпам сложения коллекций, очевидной и последовательно применяемой на практике научной концепции собрания, у нового Музея русской иконы большие перспективы и, хочется верить, прекрасное будущее. Это подтверждает и беспрецедентный в истории отечественного собирательства факт – реконструкция в центре Москвы музейного здания, специально оборудованного для экспозиций и хранения памятников. К торжественному открытию музея приурочена публикация первого тома научного каталога, включающего более ста самых древних произведений.

Коллекционированием икон Михаил Юрьевич Абрамов занялся относительно недавно, в начале 2000-х. Достаточно хаотично приобретая на первых порах памятники древнерусского искусства, собиратель очень скоро осознал свою особую миссию, которая заключалась не в создании очередной домашней коллекции, как правило, почти недоступной даже для специалистов, а в открытии подлинно художественного музея, который соответствовал бы требованиям, отличающим государственные хранилища памятников древнерусского искусства. Поэтому его формирование, основанное на научном подходе к сохранению, реставрации, экспонированию и изучению иконописи, почти сразу вышло за границы обычного частного собрания. Надо признать, что идея Михаила Абрамова создать Музей русской иконы, который по его воле должен стать не временным собранием редкостей, но настоящим хранилищем произведений древнерусского искусства, воскрешает одну из самых замечательных отечественных традиций меценатства, когда-то послуживших художественному открытию русской иконы. Недаром коллекционер так любит повторять, что он лишь временный хранитель памятников, являющихся на самом деле достоянием его Отечества.

В настоящее время Музей русской иконы – не только самое крупное и значительное по уровню представленных произведений частное собрание, насчитывающее более четырех тысяч единиц хранения, но, безусловно, и самое широкое по охвату материала, поражающее своими хронологическими рамками. Оно включает произведения важнейших художественных центров восточнохристианского искусства: античные и позднеримские образцы, служившие основой византийской образности; раннехристианские и собственно византийские древности VI–XIV веков (некоторые из них не имеют аналогов даже в богатейших музейных собраниях страны), греческие памятники, а также целый музей эфиопской христианской культуры, состоящий более чем из двух тысяч четырехсот экспонатов. Однако основой коллекции, безусловно, является собрание русской иконописи, которое насчитывает около шестисот памятников, охватывает чрезвычайно обширный период – от XIV до начала XX века и даже включает произведения современной церковной живописи. Высокий уровень коллекции древнерусской иконописи отличается подлинно музейным характером, позволяя проследить ее основные направления, художественные течения, особенности различных местных центров на протяжении всего периода ее развития – от становления национальных особенностей в XIV веке вплоть до эпохи возрождения древних иконописных традиций в начале XX столетия.

Несмотря на свою молодость, новый музей уже имеет собственную подлинно музейную историю. Бóльшая часть всех находящихся здесь древнерусских икон, произведений иконописи Нового времени и предметов отечественного прикладного искусства приобретена в России, в основном, в крупных частных коллекциях Москвы и Санкт-Петербурга. Довольно много памятников древнерусской живописи, особенно икон XVII – начала XX века, найдено благодаря сотрудничеству с антикварами и любителями иконописи во время многочисленных поездок по городам России. Немалая часть собранных в музее произведений живописи и прикладного искусства приобретена за рубежом – в частных коллекциях, галереях, антикварных салонах, на аукционах. Возвращение на родину древних икон и памятников христианского искусства, вывезенных на Запад в течение XX века (во времена массовой эмиграции, затем – в годы Великой Отечественной войны, наконец, переправленных за рубеж контрабандой), музей рассматривает не только как особое направление в комплектовании своего собрания, но и как свою историческую миссию. Многие из возвращенных икон (всего их сто двадцать восемь) – это первоклассные памятники XVI–XIX веков, совершенно неизвестные в России, «выплывшие» из небытия и забвения и достойные занять свое место в истории древнерусского искусства. Собранные вместе, они позволяют представить самый широкий пласт национальной художественной культуры, большей частью утраченной в исторических коллизиях прошедших веков.

Таким образом, формирование коллекции Музея русской иконы строится на типичных для крупных музейных собраний принципах, отражающих современные взгляды на развитие иконописания, на отборе высокохудожественных памятников различных центров и направлений, охватывающих всю историю древнерусского искусства. Как и подобает музейной коллекции (а не просто частному собранию), ее состав и принципы формирования отражают не личные художественные вкусы и эстетические пристрастия владельца, но объективный научный взгляд на историю древнерусской живописи.